?

Log in

zee · journal

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Первый раз мы трахались на поминках его дедушки.
В детстве я думала, что он крайне неприятный ребенок.
Мне было 18, я недавно вернулась из Штатов, а он свалил в Питер и отрастил волосы.
В то лето он приехал с японским хвостом, а я только что почти потеряла девственность.
Шел дождь, мы бухали с его родственниками, а потом бухали у него в комнате. Он включил рандомную песню по радио, это оказалась Гаэль, и я заплетающимся языком подпевала: верни мой мозг, сссука...
Он обнял меня и выдал: Я всегда думал, ты меня ненавидишь.
Я с пьяного разгону наткнулась на его губы.
Он рационально стянул с меня одежду и подтянул к себе. Пара скупых поцелуев в правый сосок, и он оказался внутри.
Он всегда трахал меня жестко. Тогда, в первый раз он перевернул меня на живот и заставил вытянуть ноги. Большей радости я на тот момент не испытывала. Он впивался в мои волосы и трахал с адским ожесточением.
Кажется, в комнату заходила его бабушка, но деликатно ретировалась, увидев наш беспредел.
У меня с ним получилась дурацкая примета трахаться днем. Мы всегда трахались в его квартире. Он всегда приводил идиотскую отмазку для мамы и сестры: Устал, хочу поспать днем, останешься в квартире? Разумеется.
Потом он приезжал на свадьбу сестры и мы спали втроем с какой-то бабищей, которая помешала нам. Ночью он меня обнимал и шептал что-то, теперь уже не помню что, знаю что была очень довольна. Утром я делала ему массаж на спине, и мы были красивые, как реклама трусов от Кельвин Кляйн.
Потом я выложила его невменяемые фотки Вконтакт, и он обиделся на целых три года - маааасковская репутация пострадала.
Потом я была проездом в Москве и встречалась с ним на ланч. Сейчас он этого не помнит.
Потом он приехал зимой, и я случайно наткнулась на него в Чукотке. Он был пьян, а я была счастлива-замужем, и мстительно представила ему своего мужчину.Он пропустил это мимо ушей.
Я не видела его года два, и вдруг он опять объявился.
Я приехала немедленно в кафе, возле которого они с сестрой глушили коньяк на улице. Я не надеялась на секс, а просто хотела поразить его своим Рик Оуенсом.
Он обалдел от моих коротких теперь волос, и немедленно запустил в них руки. Я мурлыкнула что-то, и он поцеловал меня в губы. Мы обнимались по дороге домой, а пока его сестра переодевалась, он повалил меня на диван, примеряясь.
Мы тусили всю ночь, и он ржал над моими гееподобными друзьями. Потом к нему клеились какие-то телки, и я совсем перестала надеяться.
Мы вернулись к ним домой, и он сыграл для меня Валентайн Пола Маккартни.
Все такими же точными и эффективными движениями он раздел меня и начал жестко трахать. Я сказала, что моя любимая теперь поза - от него. Он перевернул меня на живот и стал яростно выебывать, впившись в мои волосы. Он шептал: Чья ты? Чья? А я почти кричала: Твоя! Только твоя!
Потом я была сверху, он никогда раньше не позволял мне этого, и как-то особенно смотрел на меня. Возможно, это был избыток алкоголя.
Мы вертелись на постели во всех возможных ракурсах, он целовал меня в губы, чего раньше тоже не делал.
Все закончилось взаимным оргазмом и массажем, и он сделал выкл.
Я сидела на постели в полной пустоте и прекрасном оцепенении. Такой ясной головы, такой звенящей пустоты и легкости я не ощущала после секса никогда.
Утром я не смогла его разбудить и уехала на работу. В 12 дня я получила гневное смс от его сестры: Сучка! Могла бы попрощаться!
Я поехала к ним, и он снова устроил трюк с поспать днем.
Он напялил на меня свою майку, чтобы тут же ее содрать.
Мы трахались еще сильнее и хищнее, чем ночью. Я вопила, а он дергал мои волосы. Он шептал, что я не смогу и не посмею трахаться ни с кем после него.
Посмотрим - швырнула я, и получила с такой силой, что на глазах навернулись слезы.
Когда мы кончили еле дыша, он спросил: Как думаешь, почему нам так хорошо? Почему я возвращаюсь к тебе?
Мне кажется, бывает по-настоящему, а бывает просто так - ответила я.
Думаешь, у нас по-настоящему? - спросил он.
Думаю, да, сказала я.
Он положил руку мне на голову и шепнул: Спи.
* * *
я ему говорю: давай поснимаем тебя голым.
он мне говорит: нахуя тебе это?
я ему говорю: хочу попялиться на тебя, голого.
он мне говорит: тебе так, что ли, мало?
я ему говорю: мало, Алехандро. мне тебя так мало.

***


я сожру твою печень.
я раздавлю твои глаза.
я расчленю тебя на мельчайшие кусочки, и буду каннибализировать понемногу
каждая фаланга твоих пальцев будет для меня карамелькой
я сожру твои почки на завтрак, как у свиньи
я сожру твой язык на обед
твои косточки еще долгое время будут томиться в моих бульонах
это каннибалистическое гастро-порно
на ужин с тобой я приглашу всех твоих друзей
они будут жрать ошметки твоей кожи, притворившиеся карпаччо
и восхищаться поварским умением
я скормлю тебя самому себе
* * *
в этой главе мы поговорим о кулинарных аллюзиях.

***

На обед подали ростбиф.
Джереми ненавидел холодную говядину. Ее вкус, сладковатый, напоминавший частично о молоке, которое он ненавидел еще больше, отдавал разложением. Запахом гниющего тела, сладким душком поджаренной на ритуальных индийских кострах человеческой плоти.
После ростбифа в горле оставался неприятный привкус молока, а руки пахли детской присыпкой.
Тем более Джереми отвращало сочетание ростбифа на обед и сливочного мороженого в качестве десерта. Сочетание первичного и вторичного - говядины и продукта на основе молока, было не просто неприятно по вкусу, но и вызывало эстетическое противоречие.
Джереми не мог бы объяснить какое, но смутно чувствовал, что говядина была бы намного приятнее с клюквенным, к примеру, соусом. А сливочное мороженое могло бы дополнять вегетарианский обед, хотя это противоречило бы общепринятому вкусу.
Но сочетание молока и говядины было для Джереми чем-то большим, проявлением пост-модерна, сочетанием несочетаемого в эпоху, когда первоначальная значимость традиций, традиционного сочетания продуктов и вкусов, утратила значение.
В эпоху модного слова “фьюжн” Джереми особенно остро ощущал правильность новых сочетаний, прогресс, основанный не только на технических новинках, но и на новой системе питания, которая возможно приведет к созданию нового человека.

***

Слово рождает образ, спасибо Берроузу. И сочетание колбасы, бородинского хлеба и свекольного салата рождает ощущение новогодней елки. С одной стороны, бабушкин балкон и поезд до коммунистического, но непионерского детства, с другой - утро первого января. Засохшая колбаска и свеколка, по телику, разумеется, мне нравится, что вы больны не мной...
Ретроградные аллюзии уводят в глубины эго. Первым делом - это мешает новому человеку. Вторая мысль - не пройдя девяти кругов эго, не попадешь наверх. Эт, наверно, потому что они думали, что земля плоская - все равно с той стороны вылезешь.

***

он говорит: ты становишься неуправляемая
я отвечаю: хорошо, что находится мужчина, готовый этим управлять.
он говорит: у женщин все так сложно... многие факторы влияют...
я говорю: у женщин тоже все просто, главное, чтобы мужчина попался правильный.

тогда он берет за руку, притягивает к себе и обнимает.
у него такие теплые, горячие сухие руки. он весь вообще гладкий и горячий.

он говорит: это потому что я живой.
тогда я подумала: а у меня руки в первую очередь мерзнут. тогда я подумала, опять несоответствие. тогда я подумала: i’m so gifted at finding what i don’t like the most. тогда я подумала: пост-модернизм, репликация. тогда я подумала: как много помещается в так мало.

я говорю: это такая перезагрузка. я думаю: я говорю не то, что думаю. я думаю, это неверные образы.

а другой говорит мне у тебя, конечно, тараканы, выпьем за них денатурату!
а я думаю, что у него совсем пусто, но денатурат я буду пить, потому что несмотря на пустоту, он добрый и хороший.

Это малиновый торт.
* * *
- знаешь, как появляются мужчины, способные на насилие? физическое насилие, я имею ввиду, боль.
когда ты теряешь веру в себя.
предположим, ты была уверена в своем мужчине, а он предал тебя, выбросил.
когда ты чувствуешь свою абсолютную беспомощность и асексуальность, становишься ненужной самой себе.
и тогда появляется он. он приходит в самый тяжелый момент, в момент отсутствия веры, разуверенности, полного погружения в себя.
когда ты не можешь разделять мысли, он покажется тебе стоящим в круге света, и его лучи будут достигать тебя, но не греть.
такой мужчина предчувствует твое желание быть униженной. он сделает все, что написано ему по роли. Он выполнит все обязательства перед кармой и сделает тебя настолько несчастной, насколько это возможно.
ты хотела этого сама.
и ты будешь продолжать находиться в этом, и никто не сможет тебя переубедить.
вот чего я боюсь больше всего.
- разве он бьет тебя?
- нет (усмешка), только ебет. ему нравится власть, а мне - унижение.
- мне казалось, ты всегда хотела только этого.
- хотела. только передумала. мне идеалом всегда казалась женщина, которой нечего терять.
* * *
Не успели голуби слететь с каменного стола на поминках, как Дон Хосе уже ебет какого-то молодого последователя. Не то, чтобы мы считали это культом. Все складывается само собой, и всегда не в нашу пользу.
Мы приезжаем в Мексику, чтобы оставить чемоданы в камере хранения на вокзале Лимы. Маленькие коричные дети протягивают в тощих ручках сахарные черепа: “Купите, мииистер!”
Мы никогда не задумываемся над чувствами чемодана. Возможно, им не нравится находиться в состоянии “до востребования”.
Мой политический бекграунд составляет всего 30 томов. Как и многие, я помню расстрел Белого Дома. А также овощной на углу и свеклу.
Когда он орет, у меня возникает стойкое желание (это не стояк). Я ничего не знаю о траекториях, но мы достаточно хорошо знакомы с кирпичом.
Роман в твитах.
* * *
* * *
все, чего я хочу - это проблеваться мясом
грязными отходами говно-деятельности
бурлящими кипучей грязью в котле внутренностей
я хочу угрожать проблеиновыми кислотами
раздражать поверхности ваших кож
недовяленным запахом протухшего мяса
это манифест сатанизма в форме плавленного сырка
его булькающая поверхность, еще не определившаяся в конкретные формы
заманивает нечаянных путешественников в глубины ядовитой протоплазмы
оплавленные останки чужих плотей ворочаются в ее бездне
кости размягчает теплая жижа
поры пропитываются испражнениями гноя и хлюпают, ломаясь, не выдерживая веса своих собственных стенок
булькающая, вечно ворочающаяся клоака вскрывается с каждым надрезом, из нее вырываются тучи навозных мух и с жужжанием кружатся над ее томно распростертой плотью
проблевавшись плотной прото-массой, она жрет ее обратно, смешивая со своим же гавном, переваривая медленно
она унижает себя и наслаждается своим унижением
конечности ее оплавлены, и из капающих пальцев торчат кривые жала
отвращение и унижение выталкиваются из недр плоти, как фонтан теплой крови, пульсируя, как кишки самосъеденных кроликов
как животная мать, жрущая своих детей
их голые, прозрачные еще тельца становятся топливом для ее протоплазмы
и вскармливают других многоголовых уродцев своим неоправданным грехом рождения
я блюю гавном
я жру его и выблевываю в корчах и спазмах
прото-фабрика сломалась и уже не может производить сахарную вату
сгустки говна обретают форму в протоплазме, округляются как камни в воде
протоплазма проглотит все
* * *
бесконтрольное желание выблевывать с высокой периодичностью
эти жанровые стихи дурного воспитания
NOT SO MUCH всего
немного множества
отвращение к периодичности происходит периодами
повторение со смещением
перераспределение
невозможность добиться элементарной цели
закупоривает пространство выбора
это поэтическое турне всегда заканчивается аварией
блеваааааать блеваааааать блеваааааать
это движение по замкнутому кругу замкнутому кругу замкнутому кругу
mary-go-round со страшными клоунами
готический собор в золотых распятиях
святые в золотых рамках
стволы в стволовых клетках
abrupt disruption
конусы спиралей близко к концу
водоворотный рот
всосать и выблевать
срать на голову
говнофигурки из говна
срать и блевать
* * *
Так, допизделись.
Меня уже подзаебывает слушать твою хуйню.
Нет, детка, это творится не только у меня в голове
Просто я не могу будить мертвых
День за днем.

Почему бы нам не поговорить об этом?
Почему ты всегда сомневаешься, что может быть лучше?
Это не добавляет мне уверенности, знаешь ли...

Может, на этом закончим?
Мне больше нечего сказать.
Глаза мои закрыты,
И я молю богов, чтобы так и было.
Так, говоришь мы не заебались еще, нет?
А, ну тогда другое дело...
Может, сама, а? Съебешь?

Ты говоришь мы фатально тотально испорчены
Эээ... ну, мне как-то поебать
Ничо?
Вычеркни меня из списка приглашенных,
Сделай это нашим последним поцелуем,
И я пойду, пожалуй.

Все еще не хочешь обсудить это?
Да здесь я, слушаю, не ори.
Через некоторое время ты все забудешь.
Давай притворяться, что мы никогда и не встречались.

Может, пора расстаться?
Мне больше нечего сказать
Глаза мои закрыты
И я молюсь, чтобы не открывать их подольше.
Ой блядь, ты еще не заебалась?
А, ну тогда другое дело.
Давай уже, пока.

А не пойти ли тебе на хуй?
Твой вкус всегда приводил меня в ступор
Я выбрал тебя
Просто! Просто так!
Делать нечего в субботу,
Пойду и найду другую тебя.

Ну, и чо мы?
Может, того? А?
Ничего не могу сказать по этому поводу
Закрываю глаза
И уплываю
Бля, как же я заебался.
И это делает мой день.
Делает мой день.
Делает мой день.
Ну, пока.

******
Я так щаслива, что мы можем снова срать, снова срать, снооова сраааааать....
Current Mood:
bored bored
* * *
кажется, я свернула не туда
некоторое время недавно назад
и теперь некуда идти
и я это прекрасно понимаю, потому что не хочу
потому что уверена - значит, все wrong
кажется, в прошлом я была полной пиздой
сейчас я пустая пизда
но почему-то уверена, что карма еще позаботится
ну, я же не могу сама себя выдавить, я же не мюнхаузена прыщ
полное неприятие себя и момента, себя в моменте, момента в себе, себя в себе, момента в моменте
элементарная математика
плотная пустота
невозможность принять реальность
диагноз?
Current Mood:
alcoholic
* * *
я обшибаюсь
флористические эксперименты
адсорбция существования в ядовитой среде
распочкуюсь на микрогранулы
я теперь люблю космические дали
а также матиссы и ренуары
писсуары дюшама
я теперь занимаюсь современным искусством
* * *
* * *

Previous